Слезы и недоверие: после четырехнедельного перерыва директора лагеря «Виктория» продолжили судить

Очередное заседание по делу директора «Виктории» Петроса Саркисяна не обошлось без эмоциональных реплик с обеих сторон разбирательств. Судье Виктору Чаплицкому пришлось несколько раз делать замечания как самому подсудимому и его родным, так и присутствовавшим в зале родственникам потерпевших. Заседание даже пришлось прервать из-за того, что несовершеннолетняя потерпевшая расплакалась после вопроса адвоката Саркисяна.

Слушания по «делу Виктории», прерванные отпуском судьи, сегодня возобновились. Свои показания на заседании, начавшемся с часовым опозданием, давали две несовершеннолетние потерпевшие. При этом судья Виктор Чаплицкий несколько раз успокаивал участников процесса, эмоционально реагирующих на показания девочек и адресованные им вопросы адвокатов.

Дело в том, что, по словам Алины Т. и Элины С., незадолго до пожара они вместе с еще одной девочкой отнесли кипятильник в комнату своего худрука Татьяны Егоровой и оставили его на столе. Причем уже остывшим и в сеть не включали. В то же время, версия о возгорании от подключенного к электросети и оставленного без присмотра кипятильника изначально педалировалась защитой Петроса Саркисяна. Эта же версия является наиболее вероятной согласно приобщенной к материалам дела в марте новой экспертизе.

Потерпевшие рассказали, что при помощи одолженного у Татьяны Егоровой электрокипятильника перед отбоем сделали чай вожатой Анне Черновой. После этого они отнесли чай Черновой, вышедшей им навстречу из беседки, в которой проходила планерка работников «Виктории». Далее, утверждают потерпевшие, они отнесли кипятильник в комнату худрука танцевального коллектива «Адель», оставив его на столе, и вернулись в свое комнату. Когда девочки уже собирались спать, они услышали крики на улице. Выйдя на балкон, увидели там одного из работников лагеря, схватили телефоны и выбежали из корпуса. При этом угол здания, где находилась комната Татьяны Егоровой, уже был охвачен огнем. Где в это время была сама Егорова, потерпевшие не знают.

По словам обеих девочек, ложные срабатывания пожарной сигнализации во время отдыха в лагере они слышали. С бьющейся током водой в ванной комнате, на которую жаловались другие потерпевшие, сталкивалась только Алина Т. Что же касается электрокипятильника, то им, утверждают девочки, они пользовались несколько раз. Также потерпевшие рассказали, что ни перед заездом в лагерь, ни во время отдыха, никто не проводил с ними бесед о правилах безопасности. Сотрудники лагеря, напомним, в суде не единожды утверждали обратное.

Адвокаты директора «Виктории» и сам Петрос Саркисян к показаниям потерпевших отнеслись с явным недоверием. Судя по всему, они считают, что детей «готовили» к допросу в суде. Сами потерпевшие это отрицают. После одного из вопросов адвоката Саркисяна Игоря Карпова Алина Т. даже расплакалась и судье пришлось объявить перерыв. Карпов спросил, как девочка относится к тому, что они брали кипятильник, а из-за этого могли погибнуть дети. Вопрос самого Саркисяна о том, не стыдно ли потерпевшей давать такие показания, судья Чаплицкий снял.

Эмоциональные реплики из зала вызвали и ответы Элины С. на вопросы Светланы Арпентий, мамы погибшей во время пожара Снежаны. По словам Арпентий, изначально во время следствия девочки говорили, что в 22:30 уже спали, а история с возвратом кипятильника появилась позже. Кроме того, сама потерпевшая рассказала, что виделась с Татьяной Егоровой, являющейся свидетелем по этому делу, примерно три месяца назад. В то же время в конце апреля пограничники на запрос суда ответили, что Егорова покинула Украину еще в декабре.

После допроса потерпевших судья Виктор Чаплицкий перенес заседание. Он в очередной раз пожаловался на плохую явку потерпевших, которые якобы и на вызовы не реагируют, и официально от дачи показаний не отказываются. Чаплицкий даже пригрозил, что к ним могут применять некие финансовые санкции.

Напомним, пожар в лагере «Виктория» произошел 15 сентября 2017 года. Погибли три девочки – воспитанницы танцевального коллектива «Адель». Подозрение по этому делу получили директор лагеря Петрос Саркисян, инспектор ГСЧС Леонид Бондарь, который проводил проверки на территории учреждения, бывший начальник Киевского райотдела ГСЧС Валерий Дьяченко, экс-заммэр города Зинаида Цвиринько и директор субподрядной организации, занимавшейся строительством и противопожарной обработкой деревянных корпусов «Виктории» Станислав Чернышов. Старшего воспитателя лагеря Наталью Цокур (Янчик) признали виновной.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *